Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Syringa: syringa.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 436715 зарегистрирован более 1 года назад

Syringa

настоящее имя:
Елена
популярность:
28802 место -23↓
рейтинг 478 ?
Привилегированный пользователь 4 уровня
Портрет заполнен на 52%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 31

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Рыцарь чести.

  01.04.2016 в 10:36   135  

Рыцарь чести.
Просмотреть или сохранить оригинал: Рыцарь чести.

1 апреля 1939 года в возрасте 51 года, от острой сердечной недостаточности, как исход ИБС, скончался МАКАРЕНКО Антон Семенович.

Конечно же если сравнивать «советскую школу» и школу, которую нам навязывают либералы-демократы, то конечно советская школа лучше...

Но как на бесплодной (безбожной) смоковнице вырос такой даже не цветок, а плод? Попробовал разобраться в этом:

Педагогическая программа воспитания трудных подростков появилась у Антона под влиянием педагогического опыта родного брата Виталия Макаренко белого офицера.
В 1917 году кадровые офицеры царской армии, вернувшиеся с фронтов мировой войны, оказались не у дел. В их числе – и Виталий Макаренко. Антон же из-за близорукости не воевал. Именно под влиянием рассказов брата и царской армии, о офицерской чести, и сложилась педагогическая практика Макаренко.

Хотя метод Макаренко давал положительные результаты, его запретили, и опыт Макаренко признан, как антисоветский: "Результаты хорошие, но методы никуда не годятся".

Началась травля Макаренко, начались бесконечные доносы:
«С глубокой печалью и удивлением мы услышали сегодня от уважаемого руководителя двух образцовых учреждений призыв к воспитанию чувства чести. Мы не можем не заявить протест против этого призыва…

Травлю, как обычно возглавила Надежда Крупская, - эта старуха вообще похоже ненавидела всё светлое, всё человеческое.

Из письма Макаренко будущей жене Галине Салько: «Читали “Комсомольскую правду” от 17 мая, как меня Крупская разделала? Я начинаю приходить в восторг – шельмование во всесоюзном масштабе… Мне это надоело. Они добьются-таки того, что меня посадят так, за здорово живешь, только потому, что я не хочу кланяться всяким сумасшедшим». К этому он добавил: «Ни один человек не знает, какой это исключительный трюк – один день “позаведовать” колонией Горького. А этот трюк продолжается восемь лет».

Весной 1928 года наркомпрос начал предъявлять Макаренко нелепые обвинения. Чекисты были им явно недовольны. Резолюция звучала как приговор:
«СИСТЕМА ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ЕСТЬ СИСТЕМА НЕ СОВЕТСКАЯ».

Макаренко писал своим друзьям: «К нам приводят запущенного парня, я делаю из него человека. Я поднимаю в нем веру в себя… говорю ему о человеческой и рабочей чести. Но, оказывается, все это ересь – нужно воспитывать классовое самосознание, то есть научить трепать языком по тексту учебника политграмоты».

Когда тучи над Макаренко сгустились окончательно, Горький, используя свое влияние среди руководства ОГПУ, устроил ему перевод в новую коммуну под Харьковом, созданную чекистами в память Ф.Э. Дзержинского. Чекисты любили и опекали свое «детище». Коммунары были сыты, одеты, обуты и ни в чем не нуждались. Среди всеобщего голода коммуна имени Дзержинского была островком благополучия. Назначение Макаренко заведующим этого учреждения являлось знаком огромного доверия. Правда, он автоматически должен был стать штатным сотрудником ГПУ. Антон Семенович согласился, но поставил условие: безоговорочное принятие его системы воспитания. Чекистам нужен был скорый результат. Голод и коллективизация на Украине поставляли все новых беспризорников, и чекисты дали «добро».

Но вскоре история повторилась. На Макаренко участились доносы. Антон Семенович знал, что в личном деле у него есть много темных мест: это и обвинения в связи с братом – белым офицером, эмигрировавшим из России, и претензии к методам воспитания, которые называли белогвардейскими штучками.

Летом 1935 года Макаренко неожиданно перевели в Киев, в Главное управление НКВД Украины. Теперь он мог контролировать одновременно 12 трудовых колоний Украины. Но только не коммуну имени Дзержинского. Здесь уже был новый начальник – Вениамин Берман, который вытравлял оттуда всю «макаренковщину».
Их отношения особенно обострились после того, как коммунары в отместку за травлю любимого Антона Семеновича вытащили у пьяного Бермана из кармана партбилет.

Недруги ждали подходящего повода.
И он представился: 5 сентября 1936 года на выпускном вечере в одной из коммун Макаренко произнес фразу, которую перетолковывают кто как может в меру своей испорченности:
«Все мы работаем под руководством партии и товарища Сталина. И если даже товарищ Сталин сделает тысячу ошибок, мы все равно должны идти за товарищем Сталиным».

Либералы-русофобы трактуют эту фразу, как попытку подлизаться к Сталину..
Другие: типа это Макаренко был таким оппозиционером и так издевался…
Никто, кстати, почему-то не рассматривает версии, что Макаренко положительно относился к Сталину… ведь известно что в феврале 1939 года Макаренко подал заявление о принятии его кандидатом в члены ВКП(б)
Да и совсем не факт, что сказал он именно так прямо слово в слово…
В общем уже 8 сентября на Макаренко был составлен новый донос.., но за великого педагога вступился комиссар госбезопасности 1-го ранга, нарком внутренних дел Украины Всеволод Балицкий. Ареста удалось избежать, хотя на доносе уже стояла резолюция: «Это – контрреволюционер»…

Антон Макаренко страдал ишемической болезнью сердца, находился в состоянии хронического многолетнего стресса, затравлен, отстранен от своего любимого дела всей своей жизни - воспитания детей, его книги были заклеймены, как вредные и антисоветские..
Сердце великого педагога не выдержало.

После смерти произошло заслуженное признание Антона Макаренко:
Патриоты говорят, что это связано с тем, что именно 1939 год это начала поворота в советской истории к народу, национальной, традиционной, исторической ориентации, поэтому его методы и были положены в основу той «Советской школы», которую мы вспоминаем добрым словом.
А.Юферев.