Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Syringa: syringa.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 436715 зарегистрирован более 1 года назад

Syringa

настоящее имя:
Елена
популярность:
28824 место -22↓
рейтинг 478 ?
Привилегированный пользователь 4 уровня
Портрет заполнен на 52%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 35

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

АМЕРИКА: СТРАНА ЛИМИТЧИКОВ.

  19.03.2016 в 11:29   215  

АМЕРИКА: СТРАНА ЛИМИТЧИКОВ.
Просмотреть или сохранить оригинал: АМЕРИКА: СТРАНА ЛИМИТЧИКОВ.

…Америка – страна лимитчиков. Это чувствуется с первых шагов по американской земле. Как только выходишь из самолета, так сразу же и попадаешь в общагу лимиты. Европа пахнет дезодорантами, Африка – зноем и потом, Родина – дымом. Америка воняет подгоревшей дешевой жратвой и прогорклым жиром. Европа аккуратна и чиста до идиотизма. Все вокруг постоянно что-то скребут, метут, как в больнице. В Африке грязь какая-то натуральная, естественная, природная. И убирается она самой природой: козы прямо на мостовой с удовольствием поедают даже обрывки газет и полиэтилена, а забавно обаятельные, как из мультика, но невероятно вонючие марабу подбирают все, что не доели козы. Вплоть до резины.

«Русскому человеку не нужно объяснять, что такое помойка» – это, кажется, Набоков написал. Но наши отечественные помойки – во-первых, родные и привычные, а во-вторых, они какие-то застенчивые, располагающиеся по укромным уголкам, по пустырям, на задворках. В Америке же грань между помойкой и непомойкой – стерта, как грань между городом и деревней.

Помойки, как таковые, выходящие из берегов, – мусорные баки, урны, плевательницы и пепельницы – расположены бесстыдно везде, на самом виду, на самых броских и людных местах. Остальное жизненное пространство все равно захламлено, замусорено, загажено пузырящимися под ногами пакетами из-под макдональсовской картошки и одноразовыми стаканами, огрызками, фантиками, обертками. За что ни возьмись – все залеплено комочками разноцветной жвачки. Самые, казалось бы, парадные фасады небоскребов на Манхеттене изуродованы жуткими железными, ржавыми лестницами, зигзагообразно перечеркивающими стены. Сами же стены какие-то черно-серые, закопченные и залиты отвратительно желтыми подтеками от лестниц. Поверх этой серости, копоти и ржавчины – дикарские аэрозольные росписи фанатов – названия рок-групп и имена бейсбольных кумиров.

Когда стоишь на улице в центре Нью-Йорка, то находишься на дне безнадежно глубокого смрадного колодца – так высоки небоскребы, так тоскливо мал кусочек неба над головой и так настаивается на помойках и выхлопах воздух. И вот в этом-то адском колодце запрещено курить! На Святой Земле, на «Зеленых холмах» у истоков Нила, в райски красивом и аккуратном Версале – кури на здоровье! А в этой абсолютной помойке – нельзя! И затерроризированные собственными верноподданническими чувствами к своей неродной родине, задисциплинированные как детдомовцы – «свободные» американцы законопослушно не курят!

От этой же своей лимитческой узколобости, они постоянно «стучат» друг на друга – за курение, за превышение скорости на автодорогах, «стучат» полисменам! У нас, заметив «засаду» инспектора на дороге, любой из водителей – и помятого «ушастого» запорожца и «крутого» джипа – обязательно предупредит других миганием фар. А американцы «стучат» на нарушителей даже по сотовому телефону – за свои кровные! Денег не жалко, так велик «патриотизм» и подхалимаж к властям…

Еда американская – вся как будто в одном котле сварена, вся как будто из одной столовки-забегаловки. Даже в самых шикарных и дорогих ресторанах, где пишут в меню, что повар – француз, – врут безбожно! Французский повар – настоящий – просто утопился бы в чане с бурдой, которую несчастные американцы пьют, называя кофе. Если в Париже поесть в «Макдональдсе» – непристойно, почти так же, как пописать на улице, то в Америке «Макдональдс» – едва ли не верх кулинарного достижения и престижа.

И одеваются американцы как лимитчики. Без различий возраста и пола, без элементарнейшего понятия о вкусе, красоте, гармонии, стиле. Под девизом «раскованность и удобство» все ходят в растоптанных скособоченных туфлях, кроссовках, растянутых пестрых майках, немыслимо мятых штанах, как будто вся «нация» тотально собралась на субботник. Впрочем, у нас и на субботники одевались приличней.

Все берегут здоровье – бегают, плавают, борются с курением и лишним весом. А в результате этой борьбы – тучны, потны и жидко-рыхлы так, как во всех остальных странах мира – только дауны.

Американский английский – это изуродованный безграмотностью, примитивизированный, опошленный, приспособленный к неучам и двоечникам язык. Если бы в русском стало можно говорить «к сестры» и «у сестре», а писать «мыца» и «брыца» – то это был бы американский вариант русского языка. Наверное, ни Шелли, ни Теккерей, ни Оскар Уайльд, ни даже Диккенс не поняли бы такого надругательства над английским. И Джером К. Джером не понял бы, и не шутил бы, а плакал.

А эта чудовищная развязность, невоспитанность, плебейство манер? При первом же знакомстве можно облапить или долбануть по спине даже женщину. Сидя где угодно, можно ноги чуть ли не на голову собеседнику положить, разговаривать со жвачкой во рту, ковырять в зубах, в ушах, в носу или в заду. Можно брызгать на собеседника слюнями и хватать его за какие угодно места. Можно громко орать, размахивать руками, пинать и толкать кого угодно без извинений, не смущаясь. Вообще, понятия «моветон», «неприличие», «стыд» американцам совершенно незнакомы. Все они, вплоть до самых старых, образованных и богатых, ведут себя как запущенные подростки, как дворовая шпана.

Всех нас злила необъяснимая любовь американцев к холоду. На каждом этаже каждого отеля – обязательная «айсрум», где стоит автомат, выдающий по нажатию кнопки нерегламентированное количество кубиков льда. Этот лед здесь бросают во все, что пьют, и пить это нормальному человеку с нормальными, а не искусственными американскими зубами – исключено: стакан примерзает намертво! Везде ревут или тихо воют кондиционеры, вентиляторы, какие-то сопла и трубы, обдавая струями ледяного, как из склепа, воздуха. Нас эти повсеместные сквозняки просто выдували, промораживали до костей, заставляли стучать зубами и съеживаться.

Но особенно раздражала нас, русских, с пионерского возраста ненавидящих линейки, речевки, флаги и гимны, тупая любовь американцев к своему шлягерного покроя гимну. Стоит какому-нибудь старому маразматику запеть этот простенький мотивчик где угодно – в универсаме, на улице, в бассейне, в музее – тут же вокруг встает еще с десяток олигофренов любого возраста и пола, и все подпевают, размахивая невесть откуда взявшимся флагом. Благо, что флаг этот употребляется для пошива чего не попадя – от кепок до трусов и лифчиков, наверное.

отрывок из книги " Пятый Ангел вострубил"( И.Воробьевский).