Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Syringa: syringa.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 436715 зарегистрирован более 1 года назад

Syringa

настоящее имя:
Елена
популярность:
28824 место -22↓
рейтинг 478 ?
Привилегированный пользователь 4 уровня
Портрет заполнен на 52%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 35

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Богоборчество Фрейда.

  25.05.2015 в 12:56   166  

Богоборчество Фрейда.
Просмотреть или сохранить оригинал: Богоборчество Фрейда.

23 сентября 1939 года был усыплен (как собачка) ЗИГМУНД ФРЕЙД (Сигизмунд Шломо Фрейд).

...Фрейд был врагом Христианства, он писал, что религия — универсальный одержимый невроз, утверждал что «религиозные доктрины, в психологическом отношении продуманные, являются иллюзиями — то есть, проецирование инфантильных потребностей, которые успокаивают людей, неспособных устоять перед страданием, неуверенностью, и смертью».

Все биографы Фрейда, например, Эрнест Джонс, в его трехтомной биографии, писал о том, что Фрейд прошел жизнь с начала до конца как естественный атеист. Дочь Фрейда Анна утверждала, что ее отец был «пожизненным агностиком». Фрейд рассматривается как еврей, который принял свою еврейскую этническую идентичность, но отклонил все религиозные вещи, он видится пессимистичным вольнодумцем, нераскаявшимся атеистом, скептическим реалистом.

На самом деле идеи Фрейда это открытое богоборчество и антихристианство.

Фрейд уничтожает само понятие греха, сознание человеком своей вины перед Богом.
В своем письме к англичанке г-же Н. от 9 апреля 1935 года Фрейд пишет о ее сыне гомосексуалисте: «Что касается пользы, которую психоанализ может принести вашему сыну, то, если он несчастен, раздираем конфликтами, затруднен в отношениях с другими людьми, психоанализ может дать ему гармонию, душевное спокойствие, полную эффективность, независимо от того, останется ли он гомосексуалистом или нет». То есть психоанализом будут устранены в этом юноше нравственно добрые, хотя и мучительные чувства вины и стремления избавиться от своего порока.
В том же письме Фрейд пишет: «В гомосексуализме нет ничего постыдного, он не порок и не унижение, невозможно его рассматривать и как болезнь, мы его считаем разновидностью сексуальной функции…»

Свои Заповеди Господь прежде всего начертал в сознании человеческом, в человеческой совести. Вот почему тот английский юноша, о котором Фрейд писал его матери, мучился сознанием своей вины. Едва ли он был церковным христианином, даже протестантом, но природное сознание, совесть в нем была. Об этом естественно-моральном законе, заключающемся в совести, пишет апостол Павел: «Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14-15).

Вот от этого-то Богом написанного в человеческих сердцах закона и берется Фрейд «освободить» человека, освободить его от совести. Преступление это много хуже убийства. Недаром известный аргентинский государственно-общественный деятель В.Вальдивия в своей статье «Генерал Перрон» ставит вредность влияния фрейдизма на одну доску с влиянием марксизма.

Искони люди нарушали заповеди Божии, но голос совести обличал их. У языческих народов повиновение Божиему закону, вложенному в их сердца, было неравномерным: у одних народов большее осуждение вызывало одно нарушение Божьего закона, у других — другое. Гомосексуализм и кровосмешение равно осуждалось почти у всех народов, многоженство же в языческих народах почти нигде не осуждалось. Но главное то, что принцип сознания своей вины, а значит и возможность покаяния и через покаяние примирения с Богом всегда оставались.

Поэтому-то так велика вина фрейдизма перед людьми, что он лишает человеческие души этого спасительного пути, этого отсвета Богоподобия: нежелания примириться со своим грехом, жажды возвращения утерянного Богоподобия и тоски по нему, которые способны очистить и возродить человека.

Поэтому к Фрейду можно отнести слова пророка Исаии: «Горе тем, которые зло называют добром, и добро злом, тьму почитают светом, и свет тьмою» (Ис.5: 20).
Фрейд, как сознательный и законченный атеист, конечно, не мог понять проблемы греха. В своем письме к еврейской организации «Бнай Брит» Фрейд пишет: «Я всегда был неверующим и был воспитан без религии». Но он на таком заявлении не останавливается. В письме к Л.Бинсвангеру он злобно и высокомерно замечает: «Для религии у меня найдено место, после того как натолкнулся на категорию коллективного невроза».

Клеветать на религию и хулить ее сейчас может всякий, но этот презрительный диагноз Фрейда легко опровергается тем, что поколения верующих людей как раз менее всего страдали от невроза, а с умножением неверия процент невропатологических явлений умножился безмерно.

Проблемы греха нельзя понять без веры в Бога. При отсутствии же веры в Бога — греха нет (или, вернее, всё — грех). Это еще и Достоевский отметил: «Если Бога нет, то все позволено».

Как должен относиться у учению Фрейда православный Христианин? Как к одной из безбожных доктрин, которую неспециалисту не следует читать, а православному психологу, точно так-же как относится трезвый, серьезный социолог-христианин к Марксу? Ведь как нельзя быть психиатром, не зная в чем лживость учения Фрейда, так нельзя быть социологом, не зная в чем ошибался Маркс.

А свою жизнь Фрейд закончил печально:
Еще в феврале 1923 г., Фрейд обнаружил пятнышко крови на хлебе, который жевал. Через два дня кровотечение возобновилось, а через несколько недель он отметил, что кровавое пятно позади последнего зуба превратилось в припухлость, распространяющуюся на нёбо.

Доктор Дойч поставил диагноз рак и посоветовал вырезать опухоль. Тревогу врача вызвала просьба Фрейда помочь ему «достойно покинуть этот мир», если он обречен умереть в страдании. Дойч принял эти слова за прямую угрозу самоубийства и сказал, что это обычная лейкоплакия, которую желательно удалить.

Уже после первой операции возникли осложнения, вызвавшие определенные неудобства для пациента: произошло настолько значительное стягивание тканей, что это сильно сократило ротовое отверстие и причиняло большие неудобства при приеме пищи. В дальнейшем было проведено несколько сеансов облучения (в том числе и радием в капсулах), сопровождавшихся выраженным токсическим эффектом. Даже спустя четыре месяца после этого он писал, что не было ни одного часа, чтобы он не чувствовал боли.

Уже в начале октября 1923 г. была проведена радикальная операция после обнаружения злокачественной язвы на твердом нёбе, поразившей также соседние ткани, включая нижнюю челюсть и щеку. Операция проходила в два этапа с недельным перерывом. Первая операция — перевязка наружной сонной артерии и удаление подчелюстных желез, во время второй удалили верхнюю челюсть и нёбо на поврежденной стороне, что соединило в одно целое носовую и ротовую полости и потребовало изготовления специального протеза.

Для отделения рта от носовой полости был изготовлен протез, причинявший больному на протяжении всех последующих 16 лет исключительные неудобства. Чтобы выполнять свои функции, протез должен был входить плотно. Однако чем плотнее он подгонялся, тем больше раздражались окружающие ткани. Когда боль становилась нетерпимой, протез приходилось снимать, но облученные ткани быстро стягивались, что крайне затрудняло постановку протеза на прежнее место.

В дальнейшем Фрейд вынужден перенести еще тридцать операций различной степени сложности.

После переезда в Лондон летом 1938 г., спустя несколько месяцев, Фрейду вновь пришлось перенести еще одну операцию. В одном из своих писем после этого он писал, что это была самая тяжелая операция после радикальной первоначальной операции 1923 г.

Дочь Фрейда Анна была вынуждена вставать каждую ночь по нескольку раз, чтобы опрыскивать полость рта обезболивающими препаратами. Опухоль окончательно была признана неоперабельной. Все лицо больного покрывали многочисленные рубцы от разрезов, часть из которых оставляли постоянно открытыми, чтобы обеспечить доступ к разлагающейся опухоли. Сетка, закрепленная на щеке, прикрывала незаживающие разрезы от мух. Отвратительный запах шел от ран. Запах был настолько силен, что, когда к нему принесли его любимую чау, собака отбежала от хозяина в дальний конец комнаты.

23 сентября 1939 года, в Лондоне, Зигмунду Фрейду была сделана инъекция морфия по его просьбе, которая стала подтверждением его безбожного мировоззрения и логичным исходом жизни любого честного атеиста, вспомним античные эпидемии самоубийств в Древней Греции или Риме (Демосфен, Сенека, Клеанф, Пикур, Катон, Кассий, Брут, Сципион и проч.), харакири в языческой Японии, сати в Индии…

© Андрей Юферев