Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Syringa: syringa.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 436715 зарегистрирован более 1 года назад

Syringa

настоящее имя:
Елена
популярность:
28831 место -7↓
рейтинг 478 ?
Привилегированный пользователь 4 уровня
Портрет заполнен на 52%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 32

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Клеймо дезертирово.

  07.05.2015 в 11:26   154  

Клеймо дезертирово.
Просмотреть или сохранить оригинал: Клеймо дезертирово.

Когда я был помоложе, я очень любил читать «Комсомолку». Судя по знакомому названию в руках пассажиров, она и посейчас пользуется спросом, только вот тематика повернулась от решения задач грядущего прямо на полуобнаженных девиц крупным планом.
Лет тридцать назад прочитал я статью, которая потрясла меня. То-гда еще не грянула «перестройка», и героев называли героями, а предателей — соответственно — предателями.
С одним человеком приключилась история, как он сам себя заживо похоронил. Это даже не история, а добровольный острог какой-то. В 41 взяли парня в армию, во всему, война на носу. А он испугался и ночью тишком вернулся к мамке в хату, с которой и жил до призыва бобылем. Вырыли они вдвоем подпол — не подпол, а что-то наподобие узкого лаза под избой, вместо окошка — щелочка узкая, ведро для нужды, сена натаскали, но огня ни-ни!
Так он день-деньской и проводил в яме — то поспит, то глядит в щелочку, что мелькнет нового. Но оттуда одни коровьи хвосты видны — утром ранним и рога вечером. Лишь ночью глубокой вылезал дезертир ведро слить да воздухом продышаться; чуть шорох — он вмиг в конуру. Вот и вся его жизнь.
Прошло двадцать лет, мамка вся прибаливать стала и за сыночком ухаживать уже невмочь. Думали-думали,горевали-плакали, а счет платежом красен.
Ранним утром надел солдатик истрепанную шинельку, вылез из ямы и пошел сдаваться. Идет, волоча ноги, по деревне, никого сам не узнает и люди признать не могут, что за человек бредет с седой бородой да взглядом потухшим, в руке узелок с припасом на первый случай. В сельсовете шепчет имя свое — говорить-то разучился — а у председателя глаза на лоб: «Мы же тебя как героя похоронили и имя твое золотой краской на бетоне…»
— Посадите, али как? — и съежился весь.
— Да иди ты с глаз моих, дай хоть матери своей помереть по-человечески, — и плюнул председатель на пол, хотя ценил чистоту до невозможности.
С тех пор и бродит по селу человечишко в истрепанной шинельке, и при встрече глаза опускает. Хорошо, если от стыда… А мать его, как он вышел к людям, и года не прожила, почернела вся и померла в муках…
А.Раков.

Ходить по селу рискованно,
и не ходить нельзя.
И ходит он, как оплеванный,
и прячет от всех глаза.

Дожил человек до пенсии,
затравленно-зол и тих.
Какие к нему претензии?
А вовсе и никаких.

Его не казнят упреками,
для всех он — ничтожный нуль.
Но взгляды соседей колкие —
это страшнее пуль.

Законом он амнистирован,
не подлежит суду.
Но только клеймо дезертирово
останется на роду.

В задумчивой хмуробровости
укрылась тоска навек.
Куда ж убежишь от совести,
мятущийся человек?

Алексей Багринцев †1974