Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Syringa: syringa.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 436715 зарегистрирован более 1 года назад

Syringa

настоящее имя:
Елена
популярность:
28824 место -22↓
рейтинг 478 ?
Привилегированный пользователь 4 уровня
Портрет заполнен на 52%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 35

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Взгляды и противоречия Павлова.

  28.02.2015 в 12:09   184  

Взгляды и противоречия Павлова.
Просмотреть или сохранить оригинал: Взгляды и противоречия Павлова.

27 февраля 1936 года от пневмонии умер ПАВЛОВ Иван Петрович.

Первый русский нобелевский лауреат, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности и представлений о процессах регуляции пищеварения.

Павлова превратили в символ советской науки, его научный подвиг рассматривался и как подвиг идеологический, как торжество коммунистической идеологии, замалчивая, слова Павлова по поводу Советской власти:

«Мы жили и живём под неослабевающим режимом террора и насилия. <…> Я всего более вижу сходства нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий. <…> Пощадите же родину и нас».

Из выступления И. П. Павлова в декабре 1929 года в первом Медицинском институте в Ленинграде по случаю 100-летия со дня рождения И. М. Сеченова:
«Введён в Устав Академии [наук] параграф, что вся работа должна вестись на платформе учения Маркса и Энгельса — разве это не величайшее насилие над научной мыслью? Чем это отличает от средневековой инквизиции? <…> Нам приказывают (!) в члены Высшего ученого учреждения избирать людей, которых мы по совести не можем признать за учёных. <…> Прежняя интеллигенция частию истребляется, частию и развращается. <…> Мы живём в обществе, где государство — всё, а человек — ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие Волховстрои и Днепрогэсы».

Из письма Бухарину 1931 год:
«Революция для меня — это действительно что-то ужасное по жестокости и насилию, насилию даже над наукой; ведь один ваш диалектический материализм по его теперешней жизненной постановке ни на волос не отличается от теологии и космогонии инквизиции».

Из письма в адрес СНК от 21 декабря 1934 года:
Вы напрасно верите в мировую революцию. Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было. Ведь только политическим младенцам Временного правительства было мало даже двух Ваших репетиций перед Вашим Октябрьским торжеством. Все остальные правительства вовсе не желают видеть у себя то, что было и есть у нас, и, конечно, вовремя догадываются применить для предупреждения этого то, чем пользовались Вы, — террор и насилие.
Но мне тяжело не от того, что мировой фашизм попридержит на известный срок темп естественного человеческого прогресса, а от того, что делается у нас, и что, по моему мнению, грозит серьёзной опасностью моей Родине.

Россию Павлов действительно любил:
«…я был, есть и останусь русским человеком, сыном Родины, её жизнью прежде всего интересуюсь, её интересами живу, её достоинством укрепляю своё достоинство»
СПФ АРАН. Ф. 259. Оп. 1а. Ед. хр. 12.

Иван Петрович, хотя и не принял большевистскую революцию, продолжал самоотверженно трудиться на благо Родины в учреждениях, подвластных большевикам, которые периодически вламывались в его квартиру, неоднократно устраивали обыски, конфисковали золотые вещи, включая золотые медали, которыми он был награжден за научные достижения, с банковского счета забрали остатки от Нобелевской премии, задерживали как его самого, так и его родственников. Правда на долго закрывать Нобелевского лауреата боялись..., а вот знакомых, сотрудников «прессовали» по полной программе .

В июне 1920 года Павлов написал письмо в Совнарком с просьбой о “свободе оставления России”.

Ленин сделал все для того, чтобы удержать Павлова от эмиграции. Он потребовал от Зиновьева “под его личную ответственность совершенно немедленно обеспечить Павлова и личную жизнь, его лаборатории, его животных, его помощников всем, что он только найдет нужным”, была создана специальная комиссия по улучшению быта ученых, которую возглавил Горький, в августе Павлову возвратили конфискованные у него шесть золотых медалей.

24 января 1921. Совнарком принял постановление о создании академику Павлову особых условий для исследовательской деятельности. Это постановление за подписью Ленина стало для Ивана Петровича охранной грамотой. Оно сделало его в течение всей жизни неприкасаемым для репрессивных органов.
(«Окончательная бумажка» – о которой говорил проф.Преображенский в «Собачьем сердце»).

Павлову разрешили даже изучать высшую нервную деятельность на людях… ни в одном государстве, кроме Советского Союза ,такое было не мыслимо.

За 18 лет, прожитых Павловым при советской власти, его политические взгляды претерпели глубокие изменения: в 1923 году по возвращении из США Павлов завлял, что «на тот социальный эксперимент, который проводят большевики, я не пожертвовал бы лягушачьей лапки», а в 1935-м на Международном конгрессе физиологов Павлов заявил: "Вся моя жизнь состояла из экспериментов. Наше правительство - тоже экспериментатор. Я страстно желаю жить, чтобы увидеть результаты этого исторического эксперимента...".

Павлов начал сотрудничать с коммунистами сознательно.
Ну и хочется (правды ради) отметить, что никто в СССР не спас от репрессий столько человек, сколько Павлов.

+++++++

Злодеи коммунисты считали Павлова попутчиком в борьбе с поповщиной и по полной программе использовали его в атеистической пропаганде.

Об отношении к вере Ивана Павлова цитат множество:

«Человеческий ум ищет причину всего происходящего, и когда он доходит до последней причины, — это есть Бог. В своём стремлении искать причину всего он доходит до Бога. Но сам я не верю в Бога, я неверующий».

«Я… сам рационалист до мозга костей и с религией покончил… Я ведь сын священника, вырос в религиозной среде, однако, когда я в 15-16 лет стал читать разные книги и встретился с этим вопросом, я переделался и мне это было легко… ».
Протоколы и стенограммы физиологических бесед. Т. 3, стр. 360.

П. К. Анохин (работал в лаборатории Павлова):
«Войдя в лабораторию И. П. Павлова молодым человеком (1921) я, естественно, не раз задавал ему вопросы о религии. Меня всегда поражала его прямолинейность ,как естественнонаучного материалиста. Он, конечно, не был религиозным и, как ответил одному своему корреспонденту, не верил в Бога ,считая веру несовместимой с его научным мировоззрением» (Здоровье. – 1954. - № 4) (Э. А. Асратян. Иван Петрович Павлов. – М.: Наука, 1974. – С. 304).

В 1928 г., в возрасте 79 лет, он говорит о себе в письме к священнику Е.М. Кондратьеву: «Я сам неверующий»».

М. Ф. Нестеров (знаменитый художник, рисовал портрет Павлова):
«Опыты окончились, собачку увели, а мы остались, продолжая беседу, которая незаметно перешла на отвлечённые темы – на «веру и неверие». Иван Петрович был откровенным атеистом. Наш Павлов, рождённый в духовной семье, уважавший своих дедов, отца, мать, в ранней своей поре, ещё, быть может, в Рязани, а позднее в университете, в Медицинской Академии, где в те времена господствовали материалистические теории, по склонности своей натуры проникся этими теориями, их воспринял со всем пылом своей природы, просолился ими, как то было с тысячами ему подобных» (М. В. Нестеров. Давние дни: Встречи и воспоминания. – М.: Искусство, 1959. – С. 325).

Но в то же время Павлов регулярно посещает по праздникам службы, держит на видном месте иконы, соблюдает церковные посты,

Возможно к исполнению обрядов у него имелись два побудительных мотива:
Один – глубоко личный: воспоминания детства, запавшая в душу красота религиозных обрядов. Второй – сугубо общественный: категорическое неприятие большевистского террора в отношении православной церкви, попрания ими свободы совести и открытое проявление солидарности с гонимыми.

Это очень напоминает веру советской интеллигенции: когда СССР начал рушиться все повалили в Церковь, начали Креститься, носить Кресты, вешать иконы… но когда наступила свобода, оказалось что Церковь это не место протеста и политической тусовки оппозиции, а место где можно и нужно исправлять свою душу, бороться со страстями и грехами… и новообращенные интеллигенты превратились в хулителей и гонителей Церкви.

Все его предки как по отцовской, так и по материнской линиям были священнослужителями, сам он закончил Духовное училище и учился в семинарии.
Отец Павлова был хорошим, верующим, а вот дядя – растрига, богохульник, зародил первые сомнения.

Иван Павлов проявлял презрение к службам, отказался участвовать в панихидах, кричал, что "не собирается нюхать запах ладана".
Глумливыми высказыванием о Боге и вере, Павлов подтолкнул своего семинарского товарища Богоявленского в петлю.

В письме к невесте от 11 сентября 1880 г. он признается: «Сам в Бога не верую, никогда не молюсь», и перед свадьбой сказал что в их доме не будет ни икон, ни молитв - невеста согласилась.
Двое первенцев их умерли. Серафима (жена) чуть не сошла от горя с ума, в тайне молится ,прячет от безбожного мужа иконки.

Когда заболел коклюшем и умирал очередной ребенок Павлов разрешил жене молиться открыто. Чудо произошло – ребенок выжил, но ,как ни странно ,ученый веры не обрел.


После революции, внешние отношения с Богом Иван Павлов изменил радикально: он с демонстративным удовольствием начал посещать церковь, отстаивать заутреню, с вечерней службы возвращался домой с зажженной свечой, крестился у каждой церкви, носил царские ордена, которые окроплял святой водой.
Приводят часто даже цитату: "Религия есть важнейший охранительный инстинкт, образовавшийся, когда животное превращалось в человека", "отнять религию у России, значит ее погубить».

А некоторые утверждают, что вместе с последним вздохом Павлов произнес неожиданное: "С помощью науки я познал все. Дальше – только Бог!".

Отпевание ученого по православному обряду, согласно его завещанию, было совершено в церкви в Колтушах.
Были или нет покаянные слова произнесены Павловым перед смертью узнаем на Страшном Суде….