Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Syringa: syringa.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 436715 зарегистрирован более 1 года назад

Syringa

настоящее имя:
Елена
популярность:
28733 место -12↓
рейтинг 478 ?
Привилегированный пользователь 4 уровня
Портрет заполнен на 52%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 51

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Дядя Фрося .

  23.01.2015 в 13:51   116  

Дядя Фрося .
Просмотреть или сохранить оригинал: Дядя Фрося .

Дотемна от ранней рани, с речки — в поле, вновь на плёс ездит, ездит хуторами дядя Фрося — водовоз. Смятая в зубах цигарка, и треух на голове, красным кантом светят ярко брюки моды «галифе». Помню, мы, бывало, спросим, удивления полны: «Ты ведь — баба, дядя Фрося, для чего тебе штаны?» Дядя Фрося глянет косо, рассмеётся: «Вот так так! Кто сказал, ядрёна восемь, что я баба? Я — казак. Ты подумай здраво, милый, и поставь себе вопрос: разве бабе-то по силам водовозный этот пост?".
Помолчим. И снова спросим, удивлённые вдвойне: «Коль казак ты, дядя Фрося, почему не на войне? Почему на целый хутор ты единственный казак?» Дядя Фрося глянет хмуро, аж качнётся злость в глазах, рябоватый нос наморщит — знать, не нравится вопрос: «Заявляла! Брать не хочет военком, такой прохвост. Говорит, ядрёна корень, что колхоз — военный пост, что одна бригада кормит фронт почти что на сто вёрст. Я ему и так, и так-то, по столу со злости — хвать: «За отца, за мужа, брата я обязана отмщать!» Только разве вы поймёте… Марш, безстыжие глаза!» Мы вослед горланим: «Тётя-а, всё равно ты не казак! Ты же притворилась, Фрося, кто ты, знают все кругом… Вот отцы вернутся, спросят: «Ты за что на нас — кнутом?»
…Четверть века миновало, а отцы всё не идут. Дядей Фросей, как бывало, Евфросинию зовут. Не сидит ни дня без дела, говорю при встрече так: «Евфросинья Алексевна, ты действительно казак!» Отвернётся: «Что об этом… Жизнь, — вздохнёт, — не изменить». Протяну ей сигареты: «Алексевна, извини». «Сигареты, — скажет, — вата. Мне привычней самосад. В чём тебя мне извинять-то? Ты ни в чём не виноват».

Перекурим. И в молчанье разойдёмся. И опять буду мучиться ночами: как о ней мне рассказать? Но виднее через время: детство, хутор и война… С каждым годом всё острее перед Фросею вина.

Геннадий Медведев.